Проповедь в неделю о блудном сыне

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! 

Сегодняшняя неделя носит название о Блудном Сыне. Евангелие повествует о некоем отце, имевшем двух сыновей. Старший исполнял отцовскую волю и был послушен ему во всем. Младший избрал иную долю. Покинув родительский дом, он растратил свое имение в разгульной жизни. Священное Писание изображает  состояние крайнего падения, уподобляя его участи бессловесных скотов, вместе с которыми он собирался отведать грубой пищи, предназначенной для свиней. Для древнего иудея свинья являлась нечистым животным, мясо которого запрещалось употреблять в пищу. Какова же была глубина падения младшего сына, вынужденного  встать на колени перед свиным корытом с помоями, чтобы насытиться! Недаром Евангелие сообщает нам об этом, как о некоем безумии. 

Тем отраднее слышать, что согрешивший пришел в себя и принял единственно правильное решение. Он должен был вернуться к отцу, но уже не в качестве сына. Душа, которой открылось истинное покаяние, не могла претендовать на утраченное сыновство. Ее уделом отныне было взирать на бывшее достоинство глазами слуги, раба, из милости принятого господином в качестве наемника. Таким является, по-видимому, правильное устроение души, познавшей таинство покаяния. Она не возвышает голос, не требует причитающегося, не оскорбляется невниманием и немилостью господина, не претендует ни на что, кроме милости от могущего даровать эту милость. Только тогда она получает полное прощение и возведение в истинное сыновство. 

Кто же в этой притче является самым счастливым? Наверное, отец, потому    что больше всех страдал о заблудшей душе считавшегося потерянным сына. И если возвращение блудного сына является образом истинного покаяния, то и пример любви отца тоже показывает нам пример настоящего прощения. Без образа прощения грехов не было бы и истинного покаяния. 

Не прощает старший сын, по-видимому, ожидающий справедливого возмездия за проступки младшего. А ведь он не отступал от заповедей и являлся ветхозаветным примером для подражания. Почему же в этой притче он не является центральной фигурой, поведение которого ставилось бы в пример? Наверное, потому, что любовь и милость выше человеческой справедливости. Именно к этому и надо стремиться, так как главной заповедью Бога, на которой зиждется все, являются слова: “Заповедь новую даю вам, да любите друг друга”. Аминь. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *